Гей-прайд, борьба с расизмом, похороны конституции. Как протестует Берлин

Первый разрешенный во время пандемии гей-прайд, Black lives matter и «похороны российской конституции». И все это в один день. Корреспондент DW успел везде.

Уже понятно, что лето 2020 года в Берлине неизбежно войдет в историю как время массовых политических акций: знаменитые ночные клубы города закрыты, рок-концерты отменены, многие фрилансеры остались без работы — энергия берлинцев выплескивается на улицы. Политическая акция в сегодняшнем Берлине, пожалуй, единственный легальный способ побыть в толпе. Впрочем, такой активности способствует и по-настоящему жаркое политическое лето: события по всему миру дают множество поводов выйти на улицы.

Только в субботу, 27 июня, в центре Берлина, к отчаянию автомобилистов, были заявлены десятки акций, из-за которых движение в центре города было фактически парализовано. От Ноллендорфплатц в берлинском районе Шёнеберг, считающемся популярным местом жительства ЛГБТ-тусовки, к площади Александерплац шла колонна гей-прайда. У колонны Победы в прямой видимости Бранденбургских ворот шествовали участники демонстрации против расизма под девизом Black Lives Matter. У российского посольства «хоронили” российскую конституцию, а возле мемориального комплекса Берлинской стены митинговали против Александра Лукашенко оппозиционно настроенные белорусы. И это еще далеко не все.

Не вечеринка, но похоже

Гей-прайд в Берлине — всегда больше, чем гей-прайд. Это и актуальная политическая акция, и шоу, на которое съезжаются со всего мира и, по сути, продолжатель знаменитых в 1990-е годы «лав-парадов». Несмотря на то, что большой прайд, который должен был пройти 25 июля, был отменен из-за пандемии, в эту субботу ЛГБТ-активисты получили разрешение пройти маршем по всему центру города. 

В этот раз организаторы акции, собравшей около четырех тысяч участников, сделали акцент на политике, а не на шоу. Из едущей впереди колонны грузовика, в котором находились организаторы, то и дело звучали призывы помнить, что «это не вечеринка». Впрочем, сделать акцию совсем серьезной, если такая цель вообще ставилась, не получилось: скандирование лозунгов «No homofobia», «No transfobia» сменялось хитами в стиле евродэнс, а причудливые наряды (или их отсутствие) участников акции создавали скорее праздничное настроение. 

В условиях пандемии участникам акции рекомендовали носить маски и придерживаться расстояния в полтора метра — в том числе ради безопасного сохранения дистанции шествие пустили по широким перекрытым проспектам. Корреспонденту DW показалось, что в толпе можно было придерживаться нужной дистанции, вот только носить маски под палящим солнцем было настоящим мучением, половина участников шли без масок. Прошедшего вместе с колонной от начала акции до Бранденбургских ворот корреспондента DW буквально спасли щедро раздававшиеся организаторами бутылки с водой.

У Мемориала жертвам Холокоста организаторы выключили музыку в знак уважения к жертвам нацизма — впрочем, правильно сообщить, чему посвящен монумент, у них получилось далеко не с первой попытки. На этом месте корреспондент DW повернул к проходившей неподалеку акции Black Lives Matter.

Построение социализма на BLM

Акция Black Lives Matter с эпидемиологической точки зрения выглядела безупречно: несмотря на жару, все участники были в масках, все строго соблюдали дистанцию. Впрочем, и собралось на нее меньше народа, чем можно было ожидать — только полторы тысячи человек, распределившиеся примерно на полкилометра по ведущей к Бранденбургским воротам улице 17 июня, на которой было перекрыто движение. 

К тому моменту, когда несколько удивленный корреспондент DW подошел к сцене, оратор под аплодисменты призывала к преодолению капитализма и построению социалистического общества. По ее словам, расизм — неизменное детище капитализма, который может исчезнуть только с его уничтожением. Впрочем, за этим оратором выступали  берлинцы с африканскими корнями, и их выступления звучали более традиционно. 

Фарс как ответ

Совсем недалеко, у российского посольства на бульваре Унтер-ден-Линден, проходила еще одна акция, на которую успел корреспондент DW — «похороны конституции”, организованные историком Александрой Нейман и студенткой Потсдамского университета Катериной Крафт. На нее пришло несколько десятков человек — надо сказать, что в последние дни митинги у российского посольства проходят практически в ежедневном режиме. В пятницу тут, как и в Москве, ждали приговора режиссеру Кириллу Серебренникову. Акция с похоронами посвящена голосованию за поправки в российской конституции, отдать голос за или против которых можно в российском посольстве. 

«Все, что происходит сейчас, последние несколько лет, настолько страшно и абсурдно, что нельзя оставаться равнодушным. Мы понимаем, что не можем ничего изменить, гайки закручиваются все сильнее и сильнее, но просто сидеть и переживать здесь, в Берлине, где за то, что ты иначе думаешь, никто тебе ничего плохого не сделает — я считаю, это не правильно», — говорит Александра, стоя возле лежащей в гробу куклы «конституции». По ее словам, на новости из России никак по-другому не получается реагировать, кроме как фарсом.

IntimShop

Добавить комментарий

Войти с помощью: