Каково это — быть трансгендером в России? «Трансгендерная жизнь в России — эти слова несовместимы в одном предложении.»

Трансгендеры в России борются с принятием закона 2013 года о борьбе с гомосексуализмом, столкнувшись как с бюрократическими, так и медицинскими проблемами, говорится в публикации «Moscow Times».

В настоящее время в России трансгендеры классифицируются как психически больные, и хотя в следующем году планируется изменить классификацию в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения, остаются вопросы, произойдет ли это на самом деле.

Российская бюрократическая машина очень медленная и неуклюжая», — заявила в интервью газете Moscow Times юрист проекта «Правовая защита трансгендеров» Татьяна Глушкова. У Глушковой нет уверенности в том, что правительство действительно осуществит перемены.

В настоящее время трансгендеры в России нуждаются в диагнозе от психиатра, прежде чем они получат доступ к гормональному лечению. Многие предпочитают заниматься самолечением.

Осложняет ситуацию для российских трансгендеров принятый Путиным в 2013 году закон «О пропаганде гомосексуализма», который запрещает действия, которые могут рассматриваться как пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних. Хотя сам закон оказался неэффективным, он послужил питательной средой для анти-ЛГБТ настроений в стране, что привело к росту числа преступлений на почве ненависти.

Один из трансгендеров, опрошенный газетой Moscow Times, 20-летний Гарри, переехал в Москву, чтобы избежать угроз насилия в городке на Дальнем Востоке России, который он не назвал бы. Он чувствовал, что у него нет другого выбора, кроме как переехать в столицу.

«Либо смерть там, либо переезд сюда в Москву», — сказал Гарри. «В моем родном городе я должен был действовать, чтобы быть кем-то другим. Хотя я была одета в однополую одежду, я страдала от насилия.»

Сейчас он живет в единственном приюте для ЛГБТ-сообщества в стране.

Другая русская трансгендерная женщина, с которой брали интервью для статьи, Ирма, — 43-летняя женщина-транссексуалка, которая боролась с правительством в течение семи лет за изменение своих документов.

Даже после того, как ей поставили диагноз, ЗАГС отказался менять ее документы, сделав это только после того, как она перенесла операцию по изменению гениталий — ход, которого она не искала.

«Трансгендерная жизнь в России — эти слова в одном предложении несовместимы», — сказала Ирма.
lgbtqnation

Добавить комментарий

Войти с помощью: